С девушками / Знакомства куба девушки

Знакомства куба девушки 1obozhe

Журнал о женской красоте, эротике и сексе

Кубинская любовь

Отличное дополнение к недавнему посту о кубинских девчонках. Без картинок, но живо и подробно о самом интересном в плане общения с кубинками. :-) Что ими движет, чем отличается порядочная кубинская девушка от проститутки, как знакомятся и т.п.

[Автор пил с двумя местными в кабаке]

. Закончилось всё просто. Мишель, стукнув себя по лбу, возопил:
- Иван! Мы уж засиделись, говорим-говорим, а ты ведь наверное девочку хочешь!
- Ты, Мишель, сутенёром что ли подрабатываешь в свободное от своих кулинарных изысков время? - даже не удивился я, потому что девочек мне предлагали уже с добрый десяток раз
- Не обижай нас, Иван! Мы тебе не хинетерос! - дует губки Мишель. Я сейчас тебе свою соседку подгоню. Без всяких там денег.
- Да, а ты хоть спросил её, соседку то?
- Ты не понимаешь, Иван. Вообще не понимаешь, что тут к чему. Ты – иностранец. Сейчас она придёт, вы сходите в кафе, поболтаете. Потом вместе пойдёте на касу. А ей весь наш район будет завидовать, что была в кафе с иностранцем, да не с кем-то там, а с русским, у нас ведь тут их почти не бывает!

Я начинаю чувствовать себя экзотической зверюшкой. Подумалось, а чё бы и нет, изолью так сказать посильно горе прекрасному полу, в кафе винишка пропустим (хотя и так уже пьяноват), посмотрю хоть на хвалёных мулаток так сказать тет-а-тет, а там куда кривая судьбы выведет.

- Майк, как же мы раньше не догадались! Сбегай же за ней! - оживляется Мишель, Майк на другом конце стола что-то мычит в салат, то есть в стол, но волевым жестом поднимается и довольно живо скрывается за углом.

Мишель трезвее, с ним я болтаю по-прежнему о том, о сём, ещё по махите, прибывает запыхавшийся Майк и выдаёт как на духу:

- Щас она, из школы пришла, в душ сходит, переоденется и придёт!

У меня после этих слов упало.

- ИЗ ШКОЛЫ. (в голове крутятся первые полосы газет, наручники, суды, кандалы, уборка сахарного тростника)
- Да ты не волнуйся, всё ОК брат!
- НЕ ВОЛНУЙСЯ.
- Она в вечерней школе учится, ей 20 лет, Жозефиной звать.

Охуеть. Двадцатилетняя мулатка, учащаяся вечерней школы, Жозефина. На Кубе кстати вообще с именами веселуха – слишком много смешения и влияний, помимо чисто испанских, популярны и французские, и английские, и русские имена. Я встречал пару раз черномазеньких "Кать" и "Алексеев".

- Ты, Иван, не стесняйся, Жозефина девочка порядочная, скромная (хороша же порядочная – в полночь собралась к какому-то сомнительному алкашу на набережную). Денег никаких не надо. Угости в кафе, поговори о чём-нибудь, можешь подарить какой-нибудь подарок – и на касу, - проводили инструктаж мои шаловливые новоиспечённые друзья.

Теперь стоит сделать большое лирическое отступление по поводу девушек, проституции и прочих проявлений дружбы между полами.

Ни для кого не секрет, что на Кубу едет огромное количество людей обоих полов именно за сексом. Проституция имеет большой размах, но народ тянет сюда не сколько продажная любовь, сколько доступность любви вообще. За 3 недели на Кубе мне удалось осознать, что отношение к сексу там в корне иное, чем у нас. Мне до сих пор сложно объяснить, в чём оно выражается, оно просто – иное. По крайней мере, по отношению к иностранцам. Было бы ошибкой заявить, что любая кубинская девушка кинется на шею каждому встречному и поперечному, но то, что проблем в этом нет - это факт.

Руководит ими (девушками), если они, конечно, не профессионалки и не продаются за деньги, сложный компот – у кого-то надежда, что вот он, который увезёт её за море, кто-то хочет просто хорошо и красиво провести время – посидеть в ресторанах, сходить на танцы, ведь в подавляющем большинству своём эти удовольствия недоступны. Кого-то манит экзотика – типа как это будет с ним, не со "своим". И корысть иногда присутствует, но даже с этой корыстью любая девушка будет стараться получать удовольствие до конца. А корысть потому, что в случаях с иностранцами, гость должен подарить девушке "подарок". Это может быть и безделушка, и стоящая вещь, чаще – деньги, но этот вид отношений не воспринимается как проституция, ни самой девушкой, ни обществом. Просто так принято. Иностранец должен подарить девушке что-нибудь. Так принято и всё. Конечно, тебя не убьют, если ты этого не сделаешь, но просто не поймут. Именно поэтому разницу между профессиональными проститутками и порядочными девушками я нашёл только одну – проститутка берёт только деньги и всегда вперёд, а порядочная девушка – только после, и притом как правило ничего не требуя. Если начнутся охи-стоны типа дай-дай-дай, то это не означает, что это профессия, это – корысть, а если ей сказать, что мол девушка, нехорошо проституцией заниматься – смертельно обидится. Она же для удовольствия, для себя и для тебя. Она для общего удовольствия всё на алтарь положила, а ты подарок зажал.

Я поначалу тяжело врубался в такие хитрые расклады и в каждой видел шалаву, но личный опыт и растолкования местных всё разложили по полочкам. Понятно, что именно привлекает иностранцев - всё ведь просто.
99% населения языков импортных не знают, иностранцы в большинстве своём испанского – тоже. Поэтому и сводится на нет все эти привычные, муторные для европейцев ухаживания и долгие базары. Девушки изначально расположены к общению, причины выше. Ну типа - привет, - привет. Я – Вася, а я Хуанита. Ты мне нравишься, Хуанита. Ты мне тоже, Вася. Пойдём? - Пойдём, доставим друг другу удовольствие.
Я тебе не нравлюсь, Вася? Тогда вон глянь на мою подружку Антуанетту, вон она сидит, может она понравится.

Такая простота подкупает. Да, многие из них преследуют корыстные цели ("подарок", призрачная, но таки возможность уехать с тобой), но многие никакой корысти не преследуют.

Меня, как человека, вообще особо ни над чем по жизни незаморачивающегося и не парящегося, такая простая линейка человеческих отношений подкупила втройне. С большинством девушек я даже не имел цели переспать – просто поболтать, поплясать, выпить, короче, поизливать посильно друг другу горе. Ну а если уж пёрло – приходилось и окунаться в чарующие объятия Амура, это если по научному, а по русски – блядствовать.

А теперь большое и жирное НО. Всей этой идиллии всячески мешает государство. Оно всячески пытается разделить невидимой границей жизнь и перемещение туристов с одной стороны, и рядовых жителей с другой, несмотря на взаимное желание слиться в едином сексуальном и бизнес-экстазе. С девушками всё ещё жёстче.

Проституция карается сурово. Появляться в обществе туриста прекрасному полу запрещено. Как правило, такой парой сразу же интересуется полиция, и удовлетворяющем её ответом может быть только один – свидетельство о браке. Во всех иных случаях (не связанных с профессиональной деятельностью) полиция имеет право задержать девушку и обвинить ту в проституции. На первый, второй раз её могут и отпустить (а могут и нет), но после нескольких таких приводов "за появление в обществе с. " статья неизбежна. По идее, общаться с туристами запрещено и мужскому полу, но к нему претензий что логично вообще нет – в содомию на Кубе особо пока не верят. Туристов запрещено подвозить в машине (кроме государственных такси), продавать им что-либо с рук, оказывать любые услуги, а соответственно, и вообще заговаривать, так как любой разговор может трактоваться как "попытка наебать государство в своих шкурных интересах".

Именно поэтому все эти процедуры знакомств, общения, поиск мест для любовных утех и сами утехи напоминают балаган из серии "как сделать это, чтобы папа не узнал". Сутенёры подкупают полицию, действует система нелегальных кас, разного рода частные рестораны, о которых полиция даже не знает, встречи в тёмных подворотнях, поездки на дальние пляжи порознь итд итп идрдрдр. В Гаване естественно это всё более чётко выражено, в провинциальных городах гораздо слабее, а в мелких городках и деревнях это преследование вообще отсутствует.

В общем, вкратце объяснив мне суть вышеописанного, Мишель потащил меня в кафе, где "менее людно". Потопали, а у меня есть привычка, когда я синеват, покровительственно обнимать собутыльников. Вот и сейчас я повис на плече у Мишеля. Смотрю, Майк идёт справа, косится, чуть не в слезах. Чё такое? - спрашиваю. - Мне завидно – говорит облопанный Майк. Мишеля вон обнял,а меня нет. Мы сейчас мимо наших домов пойдём, Мишелю весь район завидовать будет, что его иностранный моряк обнимает, а я как лох иду.

Обнял и его, мне не жалко. Зрелище конечно комичное – они маленькие, где-то метр семьдесят, чёрненькие, кудрявенькие, болтаются у меня под мышками, а выражение мордашек такое счастливое-счастливое. блин, столько же всего на планете, чего мне предстоит открыть.

прошли мимо их района, как раз эти халупы в Гавана Сентро, какое-то кафе на достаточно людной улице, сели, эти двое постоянно зыркают, нет ли полиции, скоро прибыла и Жозефина - хрупкая мулатка как раз лет двадцати, и улыбающаяся так белозубо, что гандон Галкин нервно курит "Приму" в пыльном углу.

Привет, привет, то, сё, Мишель переводит, Майк опять видит в столе своего кубинского бога, выпили опять по махите (уже с трудом лезет треклятая мята, но пью).

- "Бланко" (белый) – мечтательно сказала она, проведя по моей руке и игриво ущипнув за сосок.
- "Негра" - продемонстрировал я своё недавно полученное знание в области испанских падежей, в ответ пробежав пальчиками по её ручке, но за сосок щипать не стал.
- "Сам ты негро, это вот они негры, а я мулата" - обиделась Жозефина.

Ну и стало быть после такой нехитрой прелюдии мы пошли на нелегальную касу. Нелегальная каса – это та же сдача хат или комнат внаём на часы, сутки, только Фидель Кастро об этом не знает. Стоит в два-три раза дешевле, сдаётся только по "своим" каналам и как правило выглядит непритязательно.

Моя первая каса иллегал была самой крутой за всю поездку на острове. Стоят развалины какого-то плантаторского трёхэтажного дома, с провалившимися балконами, с покосившимися башнями, внутри дыры в полах, и на самой верхушке, где сохранились комнаты с целыми полами – живут люди. Впрочем, таких домов в некоторых районах Гаваны добрая треть. Хозяева быстро очистили нам одну комнат (продавленный диван, куча сломанных детских велосипедов, какие-то вёдра, одежонка нехитрая) и свалили на кухню смотреть свой сериал с охами-вздохами о лютой ненависти и святой любви.

Я конечно знал, что рано или поздно пересплю с негритянкой, но то, что это произойдёт в башне какого-то псевдоготического замка начала 20го, среди детских велосипедов и вёдер, не полагал думаю даже великий Заратустра.

Уснули, через несколько часов она меня будит, говорит, скоро светает, надо мне домой идти, завтра договорились встретиться там же, где я договорился увидеться с Мишелем и Майком (пьяно сопевшими у себя на раёне) – на Малеконе в том же кафе. Я подарил ей женские часики, купленные мною на Ленинградском вокзале г. Москвы, визгам и пискам не было предела. Часы для кубинца – это не просто аксессуар, это символ успеха что ли, с часами у тебя чувство принадлежности к божественному. Ко мне очень часто подходили люди с часами на руках и спрашивали время – оказывается, их ходики уже давно как не работали или просто были корпусами без механизма. Гуччи и Луи Вьютон на русских раскрасавицах просто кашляют кровью после такого.

Когда я подарил ей лак для ногтей (купил горсть в ларьке на Ярославле Главном), она от восторга чуть не подавилась. И снова, и снова я задумался о смысле счастья.

Полицейский пресс начисто убил и культуру "провожаний". Она объяснила мне просто – ты выходишь первым, идёшь налево, я выхожу через 10 минут, иду направо. Завтра буду тебя ждать. Чмак.

Домой вернулся полузигзагами, ещё затемно, но тварюга-петух уже начал орать на своём балконе, стало быть, пять утра.

[Тут автор страдал от пищевого отравления, с Жозефиной не встретился больше ни разу, а потом уехал в кубинский город Тринидад и стал отдыхать там]

. и вдруг, после получаса такого моего сидения. ОНА!

Сначала она прошла по площади мимо меня, волосы в хвост до попы, юбка ого-го, а самое главное – цвет кожи и взгляд. Она была белой, белой в кубинском плане – светлая матовая кожа, чуть загоревшая, как раз такая, которой пытаются добиться многочисленные российские поклонницы соляриев. Она на меня так глянула, что даже у такого пуленепробиваемого мамонта, как я, пошли мурашки по спине. Вообще все кубинские девушки пропитаны такой сексуальностью, независимо от внешности и одежды, что просто маманегорюй, она сквозит во всём – в походке, в осанке, в танце, во взгляде, да что уж там - это просто сексуальная энергия в чистом виде! Но эта девушка конечно всех остальных кубинок, виденных мною доселе, заставила курить бамбук. Сексуальный заряд чуть не контузил меня своей взрывной волной. Она оглянулась ещё раз, я нашёл в себе силы сделать ей бровями свой коронный жест "Ура капитану Смолетту!", она дрогнула, сменила курс и села на одну из соседних лавочек.

Построили друг другу глазки. Я делаю второй раз "Ура капитану Смолетту!", всё, она идёт ко мне и садится на мою лавочку. Там всё просто, поэтому никаких "а почему вы девушка такая задумчивая, а вы какую музыку любите слушать?" не понадобилось.

- меня Ян зовут.
- а меня зовут Лилу
- Лилу. мм, как чувственно.

ну и всё. разговор на моём ломаном испанском с участием всех моих двухсот слов (включая слово "дренаж" и местный вариант фразы "Вашингтон вновь играет мускулами"), поболтали часок, Лилу всё восхищалась моим цветом кожи, она там тоже что-то предпринимает, чтобы не стать смуглой, чтобы выделяться из этого чорного ада, далее по пивку, ну и всё, пробили с помощью какого-то подвернувшегося ухаря нелегальную касу за десятку и бамос.

После секса с ней я выяснил для себя одну очень важную вещь – в песду всех этих негритянок и мулаток, они там могут быть сколько угодно пластичными, сексуальными и ваще, лично меня они привлекают гораздо меньше, чем белые девушки. В этом же случае белая кожа и кубинский темперамент дали такую адовую смесь, что Яночка чуть не повесился на ближайшем фонаре от эмоций. После неё я понял, что новых ощущений и эмоций от кубинской любви на острове уже просто не получу, и решил забить на это дело, хватит, не всё коту масленица.

Бродили по улочкам. темнело. тотальный романтик. народу все меньше, местами там улицы освещаются газовыми рожками, так и не сменившимися с 19го века, кое-где горят факела, а по улицам по брусчатке вместо такси ездят сохранившиеся с начала 20го века конные пролётки с откидным кожаным верхом. Ночью они между колёс зажигают вместо габаритных огней факел с паклей, и это конечно зрелище – среди высоких мрачных домов по мощёным улочкам в свете газовых фонарей носятся пролётки с факелами – смотрится феерично. Это почему-то напомнило мне шерлок-холмсовский Лондон. Разве что многочисленные велорикши несколько путали картину. Но ночью исчезли и они.

Лилу была вынуждена пойти домой, в семью, мы трогательно распрощались, но на то она и Куба, что знакомства ни к чему не обязывают никакую из сторон, вот и мы разошлись как в море корабли, хотя, право, я бы туда ещё вернулся.

Источник: Форум Винского (там вообще очень крутой и нетипичный для туриста отчет о поездке на Кубу, рекомендую)